Внимание! Данная версия сайта не поддерживается с 2013 года.
Актуальная версия сайта — giryaev.com

Коррупция в Воронежской государственной технологической академии? 10 лет спустя

Недавно я получил электронное письмо от бывшего доцента Воронежской государственной технологической академии Смирнова Валентина Степановича. Он, прочитав мою статью "О борьбе с коррупцией в учреждениях образования", решил поделиться своими мыслями по совершенствованию нормативного документа, регулирующего порядок промежуточной аттестации в высших учебных заведениях. Реализация его предложения могла бы закрыть лазейку, которая теоретически позволяет руководству учебных заведений протаскивать нерадивых студентов сквозь экзамены в обход честных преподавателей, а значит, снизить уровень коррупции в ВУЗах России. Также в письме Валентин Степанович вскользь упомянул, что в 2001 году он лишился работы именно из-за своего правдолюбия: он не мог спокойно наблюдать, как через его голову принимаются экзамены у "избранных" студентов. И я решил попробовать разобраться более детально во всей этой ситуации. Пообщавшись с Валентином Степановичем, я узнал интереснейшие подробности из жизни Воронежской государственной технологической академии в 2000-2001 годах и даже получил копии некоторых любопытных документов.

История доцента Смирнова и ВГТА 2000-2001 годов

Валентин Степанович утверждает, что в годы работы в Воронежской государственной технологический академии он часто сталкивался с тем, что экзамены у ряда его студентов принимают без его непосредственного участия. Но в 2000 году он не стал закрывать глаза на подобный беспредел! Валентин Степанович решил бороться за справедливость. Первым шагом стало написание служебной записки (см. копию записки) на имя ректора:

Вот текст этой записки:

Ректору ВГТА проф. Битюкову В.К.
доц. кафедры физической и коллоидной химии Смирнова В.С.

Служебная записка

В течение нескольких лет, под различными надуманными предлогами, мне не дают возможность принимать экзамены у некоторых студентов моего лекционного потока.
Во время летней сессии, в обход меня, деканатом технологического факультета были выданы направления на сдачу экзаменов ст-ам гр. Ф-983 Уразовой и Бывальцевой на имя проф. Перелыгина В.М. Несмотря на мои неоднократные устные и письменные просьбы (копия служебной записки на имя Перелыгина В.М. прилагается) и его обещания (в присутствии членов кафедры) не допустить произвола, экзамены у указанных студентов были им приняты.
Прошу Вас остановить творимый беспредел или указать причины, по которым я лишён возможности выполнять свои прямые служебные обязанности, и объяснить принципы отбора студентов, в отношении которых это происходит.
С 3 по 5.07 я находился на работе с 8.00 до 17-18 часов, а конфликта с названными студентками у меня не было.
6.07.2000г.

В качестве реакции на данную служебную записку, в сентябре была создана комиссия для выяснения обстоятельств (см. копию приказа о создании комиссии и см. заключение комиссии). Состав комиссии настораживает... 3 человека: доцент Бывальцев А.И. (председатель комиссии), профессор Пащенко Л.П. и профессор Магомедов Г.О. А настораживают в таком составе следующие аспекты:
1) Все 3 члена комиссии с одной кафедры (в академии же около 35(!) кафедр).
2) Именно Пащенко Л.П. подписывала направления на сдачу экзаменов студенткам Уразовой и Бывальцевой у профессора Перелыгина. Она сама себя должна проверять что ли?
3) Председатель комиссии - доцент Бывальцев Анатолий Иванович. А фамилия одной из студенток, о которых идёт речь, - Бывальцева. Причём они не однофамильцы! Анатолий Иванович её дядя.

"Я такого потрясения в жизни не испытывал, как увидев состав комиссии! Я ночь не мог уснуть! Потому что я всю жизнь проработал... И так по хамски поступить!" - рассказывает мне Валентин Степанович. Во время дальнейшего разговора Смирнова с проректором по учебной работе Чертовым Е.Г., тот ему разъяснил, что он не имел права принимать экзамены 5 июня, так как с этого дня официально находился в отпуске. Однако в тот день, 5 июня, доцент Смирнов В.С. принимал экзамены у другой группы согласно расписанию, утверждённому ни кем иным, как Чертовым.

Далее Валентин Степанович написал вторую служебную записку (см. копию записки) на имя ректора:

Ректору ВГТА проф. Битюкову В.К.
доц. кафедры физической и коллоидной химии Смирнова В.С.

Служебная записка

В своей предыдущей служебной записке мной был поставлен один вопрос: почему в течение нескольких лет меня не допускают до приёма экзаменов у некоторых студентов моего лекционного потока? К сожалению, на поставленный вопрос комиссия ответа не даёт, что подтверждается как её заключением, так и протоколом моей беседы с ней; игнорируется вопрос и приказом №76 от 09.10.2000. Работа комиссии ограничилась рассмотрением только одного примера, имевшего место в последнюю сессию.
В своём заключении комиссия утверждает, что я "неправомерно не допустил студентов к экзамену" без сдачи отчётов по лабораторным работам. Мои действия не противоречат известному нормативному документу (Приказ №513 от 11.06.73г. Министра ВССО СССР, п.1). В упомянутом документе имеется понятие "допуска к экзамену вопреки п.2 заключения комиссии. О существовании нормативных актов по этому поводу, которые я нарушил, мне неизвестно, не указывает их комиссия, не ссылается на них и приказ.
Мои действия не противоречат также здравому смыслу и существующей практике, отклонение от которой, а также согласование аттестации каждого студента с деканатом (п.1 приказа), неизбежно будут создавать абсурдные ситуации. Замечу, что несмотря на вышесказанное, я готов был принять экзамен у не допущенных студенток "в любое удобное для них время", но допущен к экзамену не был.
Основанием отстранения меня от экзамена комиссия считает моё нахождение в отпуске 05.07.00 г. и "предвзятое отношение" к студенткам.
05.07.00 г. я принимал экзамен в группе Т-781 согласно расписанию и пересдачу по направлению деканата.
Заявление от студенток с просьбой о замене экзаменатора мне было показано 20.09.00 г., а 15.09.00 г. его существование отрицалось, что отражено в вышеупомянутом протоколе. Обвинение в "предвзятом отношении" к студентам я получил впервые за всё время работы в вузе и, странным образом, его появление совпало с моей служебной запиской.
Я высоко оцениваю компетентность членов комиссии, но с трудом представляю, как может член комиссии проф. Пащенко Л.П. осудить декана Пащенко Л.П. за неправомерность выдачи направлений на экзамен, а председатель комиссии Бывальцев А.И. подготовить проект приказа, ставящий под сомнение результат экзамена студентки Бывальцевой Л. Одиозный состав комиссии, сформированный проф. Чертовым Е.Д., видимо должен продемонстрировать всесилие и вседозволенность моих оппонентов и служить назиданием коллегам.
При рассмотрении поставленной проблемы, я надеялся на соблюдение хотя бы видимости объективности; к сожалению, я ошибся.

На эту записку никакой реакции не последовало! Тогда Валентин Степанович начал искать способ быть услышанным через прессу. И в марте 2001 года его открытое письмо к ректору ВГТА было опубликовано местной "Газетой с улицы Лизюкова" (№7, 2001). В нём не только обращалось внимание на свершающиеся в ВУЗе события, но и высказывалось чёткое обоснованное предложение по их пресечению. Вот это письмо (см. копию газетной страницы).

Открытое письмо ректору Воронежской государственной технологической академии

Уважаемый господин ректор!
После тщетных попыток достучаться с помощью служебных записок решил обратиться к Вам публично, тем более, что затрагиваемый вопрос касается всей системы нашего образования.
Нечистоплотные махинации вокруг любых экзаменов появились, видимо, одновременно с самими экзаменами, и полностью искоренить это зло, наверное, невозможно в принципе. Однако в последние годы ситуация приняла угрожающий характер.
Практически любой преподаватель вуза (по крайней мере нашего), проработавший хотя бы несколько лет, не избежал в той или иной форме, давления во время сессии. Если экзаменатор недостаточно сговорчив, то, по накатанной схеме, экзамен принимается через его голову либо вышестоящим заведующим кафедрой, либо по его поручению, более покладистым коллегой. Со мной такие комбинации проделывали многократно.
В качестве приведу случай, имевший место в последнюю летнюю сессию. У двух студенток моего лекционного потока, в обход меня, были приняты экзамены, несмотря на мои неоднократные обращения (в том числе и письменные) с просьбами не мешать мне в выполнении своих прямых обязанностей. Разрешение на приём экзаменов выдала декан, экзамен принял зав. кафедрой, в акции принимал участие также начальник учебного управления (родственник одной из студенток). Мой протест Вы поручили разбирать своему заместителю. Его "объективность" и желание понять суть дела ярко проявились при формировании комиссии по разбору моего заявления. Одним из её членов он назначил упомянутого декана, а председателем комиссии - начальника учебного управления. Справедливости ради отмечу, что третьего участника этой истории (зав. кафедрой) в составе комиссии не было, что представляется мне в отношении его явной дискриминацией, и я это оцениваю как недоработку Вашего заместителя. Комиссия приняла то решение, ради которого она и была создана, то есть виновником посчитали меня. Если так поступили со мной, проработавшем в вузе почти всю жизнь, то что же могут позволить себе указанные должностные лица в отношении молодых преподавателей? Об этом я могу только догадываться. Я неоднократно задавал себе вопрос: чем вызван вызывающе провокационный состав комиссии? Думаю, что возможно было подобрать несколько покладистых сотрудников, не имеющих отношения к описанной истории, и которые приняли бы нужное решение. Ответ я вижу один: составом комиссии мне указали на моё место, а вся история должна послужить примером для недостаточно сговорчивых коллег. Такое объяснение тем более вероятно, что я достаточно высоко оцениваю интеллектуальный уровень своих оппонентов.
Произвол в рассматриваемой проблеме провоцируется и отсутствием чётких нормативных документов на министерском уровне. Но разве нельзя выпустить такой документ на уровне отдельно взятого вуза? Например, в его Уставе или Вашем приказе предусмотреть возможные случаи замены экзаменаторов (болезнь, командировка и т.п.), а в спорных ситуациях предусмотреть приём экзаменов специально созданной для этих целей комиссией, тем более, что такая практика известна. Объясните, пожалуйста, почему этого не сделано до сих пор, а ведь нашему вузу уже 70 лет? Указанные меры хотя бы в частичной степени сгладят проблему и поставят заслон нечистоплотным администраторам. Необходимо регламентировать и процедуру допуска к экзамену (если он не оформлен зачётом), отсутствие нормативного документа, который неизбежно создаёт спорные ситуации и приводит к всевозможным спекуляциям.
Не задавались ли Вы вопросом: кому выгодно отсутствие таких нормативных документов, а, может быть, это не так уж и случайно?
Ущерб, наносимый моральному климату в вузе нечистоплотной вознёй вокруг экзаменов, трудно переоценить. И дело не в количестве незаслуженно поставленных оценок, главное зло заключается в разлагающем влиянии этого явления как на студентов, так и на преподавателей. Вы не обращали внимание на то, как за вами внимательно наблюдают студенты, когда Вы принимаете экзамен у одного из тех, учёба которых по всем или почти по всем предметам сопровождается хождением "просителей"? Студенческая группа прекрасно осведомлена, кто из них учится, а кто только создаёт видимость учёбы.
В последние годы заметно проявилась и другая сторона этого вопроса: вымогание отличных оценок. Диплом с отличием даёт право поступления в аспирантуру, откуда прямой путь в преподаватели. В результате мы получаем молодое пополнение, которое отлично понимает "правила игры", и которое легко адаптируется к сложившимся обстоятельствам.
Наконец, последнее замечание.
Не пойманный - не вор, но у каждого из нас есть соответствующая моральная репутация и учитываете ли вы её при назначениях на административные должности, которые резко расширяют возможности их соискателей в оказании давления на преподавателей. Жена Цезаря должна быть вне подозрений!
Предвижу возражения некоторых оппонентов на то, что я сгустил краски и занялся очернительством; на самом деле мы достигли больших успехов, хотя и есть отдельные недостатки, с которыми ведётся непримиримая борьба. Я думаю, что затронутый вопрос - это тот случай, когда лучше перестраховаться, чем недооценить ситуацию и не считаете ли Вы, что пора принять меры, для решения этой явно перезревшей проблемы, хотя и понимаю, что Ваши возможности безграничны.
Валентин Смирнов
Доцент кафедры физической и коллоидной химии

Удивительно, но и на это обращение официальной реакции не было! Вот тогда-то Валентин Степанович и понял, что дальше ему работать в этом ВУЗе вряд ли дадут. И он оказался прав. В следующий учебный год Воронежская государственная технологическая академия шагнула уже без доцента Смирнова. Он был отправлен на пенсию. Причина - нехватка лекционной нагрузки. Очень интересен тот факт, что за последние 20-25 лет работы Валентина Степановича на кафедре, лекционной нагрузки хватало всего года 2! Мало того, на наступивший учебный год она, в сравнении с прошлым годом, хоть ненамного, но возросла! И кто мне скажет, что истинная причина увольнения Смирнова не в его желании добиться справедливости?

Предложение о внесении изменения в нормативный документ

Даже на пенсии Валентин Степанович решил не бросать своё правое дело. С предложением более чётко оговорить вопрос выбора экзаменатора при проведении промежуточной аттестации в ВУЗах он обращался в различные структуры, управляющие образованием. Однако толковых результатов это не принесло. Его везде "отфутболивали" банальными отписками (см. ответ из Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки и ответ из Министерства образования и науки РФ). А ведь проблема может быть решена путям добавления всего пары строк в соответствующий нормативный документ! Причём, если такое изменение будет сделано на государственном уровне, то это позволит ликвидировать один из рычагов коррупции в высших учебных заведениях!

В середине февраля Валентин Смирнов решил отправить своё письмо-предложение самому Президенту России Дмитрию Медведеву. Ниже я привожу текст этого письма, так как он как нельзя лучше передаёт суть:

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!
Обратиться к Вам меня вынудили мои многократные и безуспешные попытки внести свой скромный вклад в широко декларируемую борьбу с коррупцией.
Вопрос касается нормативного документа, регламентируещего порядок промежуточной аттестации в вузах, где по поводу приёма экзаменов написано следующее: "Экзамены принимает, как правило, лектор". Поскольку исключения из правил не указаны, то на право приёма экзаменов никаких ограничений не существует. Особенно удобна эта "нормативная дыра" для руководства, так как она позволяет легко обходить несговорчивых лекторов и протаскивать некоторых избранных студентов через сито промежуточных аттестаций. Я многократно наблюдал это в своем вузе; об этом же говорят мои коллеги из других вузов. Влияние этого явления на моральный климат в преподавательском корпусе очевидно.
Для исправления ситуации в действующем нормативном акте необходимо конкретно указать исключения из правил (командировка, болезнь и т.д.), по которым можно заменять экзаменатора. Действующий нормативный акт фактически промежуточную аттестацию студентов не регламентирует.
Впервые я поставил вопрос в своем вузе 10 лет назад и это стоило мне работы. На мои дальнейшие обращения в другие инстанции НИКТО и НИ РАЗУ мне не возразил и не ответил по существу; меня либо игнорировали, либо рекомедовали другие адреса. В частности, Минобрнауки в лице зам.директора Департамента Дубовой Т.Ф. считает, что решение проблемы в их функции не входит.
Но кто-то должен это сделать на федеральном уровне, поскольку Учредителем Государственных вузов является Государство!
К сожалению, до сих пор, среди моих адресатов не нашлось чиновника, заинтересованного в решении достаточно простой проблемы, а вся моя переписка уже достойна отдельного издания.
Я прошу Вашей помощи. Прошу Вас проконтролировать ответ той инстанции, в которую Вы переадресуете это письмо; в противном случае я получу очередной совет. Прошу также не рассматривать мое письмо как жалобу, а видеть в нём только предложение.

Думаю, добавлять что-либо не имеет смысла. Всё предельно ясно!

Коррупция или нравы?

Когда я показал текст данной статьи Смирнову Валентину Степановичу, он попросил меня заменить в заголовке слово "коррупция" словом "нравы". Ведь у нас нет прямых доказательств коррупционных действий. Однако заголовок сопровождается знаком вопроса: "Куррупция в Воронежской государственной технологической академии?". Я не утверждаю! Я спрашиваю!

Описанная история имело место быть 10 лет назад. Но как же сейчас обстоят дела в ВГТА? Валентин Стапнович со слов коллег утверждает, что если нравы в данном ВУЗе и изменились за последнее десятилетие, то только в худшую сторону.

Печально, что проблемы, подобные описанной выше, волнуют немногих. Я бесконечно уважаю Валентина Степановича за честность, за смелость, за преданность системе образования!

Некоторые документы

Ниже привожу копии документов, напрямую связанных с описанной ситуацией. На каждый них я ссылался в тексте.
(Для просмотра полноразмерной копии, кликните по соответствующему изображению)


Изложенная история записана со слов Смирнова Валентина Степановича и опубликована с его разрешения.

Читайте также:

Есть что сказать?

▲ Наверх